Президент Изумрудного Города. Глава 6. От заката до рассвета

Начало книги читайте по этой ссылке

Глава 6 «От заката до рассвета»

Это был самый обычный стриптиз-бар Лас-Вегаса — сорок три танцовщицы, пьяные ковбои и кислое пиво.

— И все-таки ты мне кого-то напоминаешь, дружище! – бубнил Ник Дровосек, внимательно разглядывая лицо Льва.

— Конечно! – согласился Толстой. – Самуэля Эль Джексона. У нас с ним одинаковые гороскопы… Почти…

— Нееет! – замотал головой Ник. – Никакого не Джексона! А…

Страшила изо всех сил двинул Дровосека локтем по ребрам, чтоб тот замолчал и добавил:

— Действительно! Лев – вылитый Самуэль Эль Джексон!

Но Дровосек словно ничего не заметил: то ли ему и в ребра вставили титановые пластины, то ли три выпитые пинты пива на него так подействовали.

— Дороти нас рассудит! – внезапно решил он. – Дороти, детка! Скажи-ка этим почтенным мужчинам, что Лев не похож на Самуэля Эль Джексона!

— Че за хрен? – лениво поинтересовалась девушка. Атмосфера стрип-клуба с пухлыми и не очень танцовщицами ее скорее раздражала, нежели развлекала.

— Хрен? – у Ника от изумления отвисла челюсть. – Это великий актер!

— Великий актер – это Дмитрий Харатьян! – в истерике проорала Дороти. — И точка!

Так или иначе, но спор о великих актерах увел помутневшее сознание Дровосека в сторону от выяснения вопроса о том, на кого же все-таки похож Лев. И это не могло не радовать Страшилу. Он считал, что пока его друзьям рано знать его план во всех деталях, а внешность Льва была одним из козырей его плана. Пожалуй, не менее важным козырем, чем информация на флэшке ведьмы Хиллари.

Пока Дороти и Дровосек жарко спорили кто круче: Харатьян или Аль Пачино, Лепс или Элвис Пресли, а Тотошка слизывал с визжащей от ужаса стриптизерши взбитые сливки, Страшила обратился ко Льву:

— Господин Лев, а вы никогда не подумывали о том, чтобы немного похудеть и сбрить бороду?

— Думал, — кивнул Толстой, отхлебнув кислющего пива.

— И?

— Решил, что не сбрею бороду, пока не…

— Пока коммунизм на планете не победит? – рассмеялся Трамп.

— Пока я не разбогатею при помощи астрологии, — серьезно ответил Лев.

— А если я вам скажу, мистер Лев, что согласно догматам некоей секретной школы астрологии ваше скорейшее обогащение напрямую зависит от отсутствия у вас лишнего веса и растительности на лице?

— Тогда я вам отвечу, мистер Страшила, что готов сбрить бороду и скинуть килограммы прямо сейчас… Знать бы как.

— Способ есть! – улыбнулся Трамп. – На ближайшем блошином рынке я куплю вам жиросжигатели, которые вы станете употреблять в пищу по десять штук в день. Вы будете на грани жизни и смерти, но все-таки похудеете. Наверное… А бороду сбреете сразу после нашего прибытия в Вашингтон. И через неделю после этого вы непременно разбогатеете! Но при этом вы будете делать и говорить то, что скажу я. По рукам?

— По рукам!

Тотошка вдруг заметил прошмыгнувшую на улицу кошку, оставил дрожащую от страха стриптизершу без грамма сливок на теле и бросился за извечным своим недругом, сметая голосистых официанток с подносами.

Дороти мгновенно оставила споры с Дровосеком и кинулась в погоню за псом, варварски растоптав то, что безуспешно пытались собрать официантки с пола и поставить обратно на поднос.

К Нику же на колени тут же приколенилась симпатичная блондинка и принялась тереться грудями с сосками величиной с железный доллар о его нос. Дровосек смотрел на розовые соски, размышляя о чем-то своем. Девушка поняла, что в трусы ей никто ничего тут не засунет, грациозно поднялась и упорхнула за соседний столик к двум забредшим сюда шейхам.

— Ник, ты зачем нас позвал в этот стриптиз? – прокричал, перекрикивая громкую музыку, Дровосеку Страшила. – У тебя ж там после операции все «по нулям»…

— Так я хотел попробовать, — признался Дровосек. – А вдруг я чудом излечился и теперь эта чертова эрекция восстановилась…

— И чо? – Трамп процитировал Дороти.

— Через плечо! – ответил Дровосек цитатой того же изрекателя «умных» мыслей и веселых афоризмов.

Лев же времени даром не терял. Он необычайно лихо для своего веса забрался на сцену и, очевидно решив, что так быстрее похудеет, принялся танцевать гремучую смесь из буги-вуги и канкана перед одной смазливой мулаткой-танцовщицей. Это продолжалось до тех пор, пока к нему не подбежали охранники и не принялись стаскивать упирающегося Толстого со сцены.

— Ты знаешь, Страшила, — сказал Дровосек. – Наш Лев все-таки похож на этого… Ну на этого самого!

— Знаю, друг Ник! – кивнул Трамп. – Только будь другом – не говори об этом ни Дороти, ни самому Льву, по крайней мере, до нашего приезда в Вашингтон. Тем более охранники сего заведения нашего Льва ни в коей мере не приняли за его знаменитого двойника — видишь, как его мутузят!

— Надо помочь парню! – уверенно сказал Ник, опрокинул в себя остатки пива, закатал рукава и, пошатываясь от сильного опьянения, ринулся на помощь другу.

— А я пойду — помогу Дороти найти Тотошку, — крикнул вслед Дровосеку Трамп, понимая, что из-за громкой музыки тот его не услышит.

Местонахождение Дороти Трамп безошибочно определил по раздающимся неподалеку пистолетным выстрелам – девушка развлекала себя стрельбой из браунинга по крысам в ближайшей подворотне.

— Дороти, побереги патроны! – попросил незаметно подошедший к девушке Страшила.

Девушка вздрогнула, оглянулась и опустила глаза…

— Тото удрал. И я его не смогла найти. А он ведь никогда от нас с мамкой не убегал… Точнее убегал раз шесть или восемнадцать, но после этого в Воронеже каждый раз находили труп с разорванным горлом, а Тото возвращался сытый и молчаливый…

— Совпадение! – высказал версию Страшила. – Воронеж – город контрастов!

— Город либерастов! – передразнила интонацию Трампа Дороти, сделав еще один выстрел по крысе, которая остановилась, чтобы то ли передохнуть, то ли подслушать о чем говорят эти двуногие. – Этот выстрел последний… На сегодня!

— Тото вернется, — безапелляционно прованговал Страшила. – Ставлю на это сто баксов! Тем более что из-за драки в баре, которую затеяли Лев и Дровосек, нам можно будет не платить за стриптиз и пиво…

— Фигак! – воскликнула девушка. – Драка! А кто кого метелит? А можно я пойду в бар и постреляю? У меня вон еще два патрона осталось!

— Патроны беречь надо! – отрезал Трамп. – Быстро спать! Время позднее. Завтра подъем в шесть утра, чтобы свалить из города еще до того, как местная полиция найдет останки ужина нашего песика, который – я уверен – сам найдет дорогу к нашему мотелю. А Лев и Дровосек точно также сами доберутся до номера.

Словам Трампа не суждено было сбыться…

Следующим утром Дороти и Страшила разлепили зенки только в одиннадцать часов утра. Над раскинувшейся за окном пустыней штата Невада светило яркое солнце. На коврике у двери номера мирно спал  Тотошка с перемазанной чем-то темно-красным пастью. А вот Лесоруба и негра ни в номере, ни в отеле не было.

— Вот новый поворот! – резюмировала Дороти, поглаживая Тотошке загривок. – А ты обломался, старикан! И где эти обалдуи шляются?

— Не имею ни малейшего понятия, — ответил Трамп, пересчитывая оставшиеся деньги. – И Лев и Дровосек нам пригодятся… Потому что они – наши друзья…

— Кореша на век! С такими хоть в баню, хоть в разведку! – согласно кивнула Дороти. – Недаром же мы вчера столько пива на брудершафт выпили!

Наскоро позавтракав в кафе, которое отравляло своими тошнотворными запахами воздух в мотеле, Дороти и Страшила направились на поиски пропавших друзей. Тотошку взяли с собой, естественно отмыв морду и нацепив ошейник, который позаимствовали у собачки, что была привязана около соседнего номера. Собачка куда-то убежала, что никого не расстроило.

— Как только уедем из этой лудоманской дыры, я тебя сразу спущу с поводка, стерец! – сказала Дороти своему питомцу.

Трамп предложил начать поиски с того самого стриптиз-бара, где они видели друзей в последний раз.

В полдень бар уже не работал. На дверях висела лаконичная табличка «Закрыто на обед». У дверей в кресле-качалке сидел пожилой ковбой в ковбойской же шляпе и с ковбойской сигарой в желтых ковбойских зубах. Его ноги и руки на коленях были прикрыты пледом.

— Чем могу служить, мэм? Сэр? – ковбой поднял голову и уставился цепким взглядом на Дороти и Страшилу.

— Говори, где наши два корефана! – закричала на ковбоя Дороти, совершенно неожиданно для Трампа вытаскивая из-за пояса «браунинг». – Или накормлю свинцом!

— Остынь, крошка! Свинца и тебе хватит! – ковбой одним молниеносным движением скинул плед, под которым оказался направленный на Трампа и Дороти «винчестер».

— Извините, мистер, — с улыбкой сказал Страшила. – Девочка купила в магазине игрушечный пистолет и теперь так шутит… Камеди-клаб… Стэнд-ап… Юмор! Не так ли, Дороти?

— Да-да… — девушка попыталась хотя бы притвориться вежливой. – Извините, мистер ковбой… Это все из-за… наркотиков… Очень вкусных наркотиков…

— Видите, сэр, — продолжал Трамп. – Нынешняя молодежь совсем с катушек съехала…

Дороти, не встречая возражений со стороны ковбоя, медленно убрала пистолет за пояс.

— Да знаю я, — кивнул ковбой, опуская «винчестер» обратно на колени. – У меня три дочери… Тоже все в этом гадюшнике работают… — ковбой кивнул на стрип-клуб.

— Наверняка они – талантливые танцовщицы, которых дет блестящее будущее! – польстил ковбою Страшила. – Вы знаете, мы разыскиваем наших пропавших друзей – Ника и Льва.

Старик в кресле-качалке сразу оживился:

— Один белый и худой, а другой чернокожий и толстый?

— Да!

— Тот, который черный, — бородатый?

— Точно! – Дороти оживилась.

— И вчера они в баре драку устроили?

— Именно! – кивнул Трамп.

— Нееет… — замотал головой ковбой. – Никогда таких не видел…

Дороти и Страшила с недоумением уставились на ковбоя. Тот почти минуту сидел с ничего не выражающим лицом, после чего вдруг заржал, как сивый мерин.

— Успокойтесь! Тут они! В баре… Посуду моют, потому что им нечем было платить за пиво… Точнее, уже почти закончили. Можете их забирать.

На Льва и Дровосека было жалко смотреть: синяки, ссадины, ушибы… Их нехило отделали вышибалы. Бессонная ночь за мытьем посуды также сделала свое дело.

— Никогда бы не подумал, что в мире существует столько грязной посуды, — тихо сказал Дровосек Дороти.

— Это нам еще повезло, что они пускали нас в туалет, — постарался найти хоть что-то хорошее Лев. – А то после выпитого пива… Определенно Плутон в Козероге ничего хорошего мне не сулит…

— Ребята, простите, что меня не было с вами! – воскликнула Дороти. – Я бы им показала!

— Ты показала бы им стриптиз, детка! – устало сказал Ник. –  У них вышибалы что надо!

— Дружище, — спросил Трамп Дровосека, когда друзья покинули бар. – Ты сможешь вести грузовик? Или нам придется подождать, пока ты отоспишься?

— Нет, друг Страшила! – замотал головой Дровосек. – Больше ни часа я в этом Лох-Вегасе не останусь! Выезжаем немедленно! Отосплюсь завтра… А пока продержусь на горячем кофе и энергетиках…

— Посадишь печень, — предупредил Лев. – Но я-то посплю у тебя в грузовике – на спальнике?

— Да без проблем!

Перекусив в кафе, они покинули Лас-Вегас.

Впереди друзей ждал Изумрудный город – Вашингтон.

Страшила слушал храп Льва, который вместе с Дороти и Тотошкой забрался на спальник. Но думал он не о нем, и даже не о флэшке, а о том, что сидевший за рулем Дровосек периодически клевал носом и моргал… И, как с опаской отметил для себя Страшила, Ник, моргая каждый раз, смыкал глаза все на больший промежуток времени, пока однажды Дровосек окончательно и бесповоротно не закрыл глаза. И не успел Страшила растормошить Ника, как грузовик с грохотом слетел с дороги…

Продолжение Главу 7 читайте по ссылке