Президент Изумрудного Города. Глава 3

Начало книги читайте по этой ссылке

Глава 3 «Железный Лесоруб»

В кабине лесовоза было просторно, несмотря на то, что пахло бензином и какими-то запрещенными в России препаратами. Дороти почему-то решила, что пахнет мельдонием, хотя никогда прежде его не нюхала, а просто ела ложками в секции по керлингу, куда ходила с самого детства.

Водителем грузовика был высокий широкоплечий парень лет тридцати.

— Ник Симпер, — представился он, когда Дороти и Страшила сели рядом, а Тотошка запрыгнул на спальное место за спиной водителя. – Но друзья меня зовут просто – Железный Лесоруб.

— Может быть, Железный Дровосек? – поинтересовался Страшила.

— Эй, дед! – водитель волком посмотрел в глаза бизнесмена в отставке. – Еще раз назовешь меня Дровосеком – отрублю мизинец на ноге!

— Лесоруб, так Лесоруб, — понимающе закивал Страшила. – Я – Дональд Джон Тра… В общем, зовите меня — Страшила. А это – Дороти, и ее песик Тотошка!

Трамп ждал, что Ник непременно вспомнит сказку Баума и улыбнется, но лицо парня  никак не отреагировало – хоть на чемпионат мира по покеру езжай. Вместо этого Лесоруб спросил:

— Куда путь держите?

— В Изумрудный город, — выпалила Дороти.

— В Вашингтон, округ Колумбия, — уточнил Страшила.

На этот раз Ник расхохотался.

— В Вашингтоне аренда квартиры стоит так дорого, будто город и впрямь из изумрудов построен!

— Когда-то я имел в этом городе три отеля, — мечтательно протянул Страшила.

— А я когда-то имел двух женщин, — пожаловался Дровосек, резко поворачивая из правой полосы налево.

— А что сейчас мешает? – удивилась Дороти. – Что за фигня, чувак?

— Даже если расскажу – не поверите!

— А вы начните, молодой человек, — посоветовал Страшила, вытирая грязным носовым платком запотевшее стекло кабины.

И тогда Ник Симпер поведал пассажирам свою историю…

В шальные 1960-е ему уже было двадцать с лишним лет, и был он тогда никаким не дровосеком, а музыкантом. Играл на бас-гитаре. И играл, по мнению критиков, просто улетно. Жил он в те времена — времена Остина Пауэрса и Джеймса Бонда – в дождливой Англии, скуку которой можно было развеять только рок-н-роллом, случайными половыми связями, да тяжелыми наркотиками, которые в те времена были в свободном доступе. И как-то так случилось, что однажды Ник пил пиво в одном пабе и на третьей пинте услышал случайно разговор двух мужчин за соседним столиком.

— Знаешь, Билли, как создать супер-пупер-рок-группу? – спросил один, занюхав рукавом глоток портера. – Такую, чтоб и «битлов» и «роллингов» за пояс заткнула…

— Нет, Джонни, не знаю, — замотал головой его собеседник, отхлебнув эля.

— Надо тупо собрать всех лучших музыкантов Англии в один ансамбль, заставить их играть вместе, а самому стричь «капусту» на продаже винила и билетов на концерты.

— Ну, ты голова, Джонни! – восхитился Билл. – А кого бы ты позвал в такую группу?

— На гитару — Ричи Блэкмора, а на клавишные — Джона Лорда, разумеется…

После этих слов Ник, который тогда еще и не собирался становиться лесорубом, встал и подошел к Биллу и Джону.

— Парни, если вы не гомики, возьмите меня в группу к Блэкмору и Лорду. Я на басу нехило лабаю.

Так Ник Симпер оказался в стартовом составе группы Deep Purple.

Через несколько лет Лорд и Блэкмор стали жутко завидовать его умению играть слэпом. Еще бы! Ведь на синтезаторе и гитаре не послэпуешь! И в итоге пришлось Нику заложить гитару Блэкмора в ломбард, взять деньги и свалить в Австралию, где он играл в разных кабаках под заунывное пение утконосов, затеявших брачные игры. А однажды Ника, который как раз тогда совершенно случайно уснул пьяный на самом краю пустыни, укусил за ягодицу кенгуру со странной татуировкой на хвосте. Укусил вроде бы не больно, но Ник проснулся и, посмотрев вослед удирающему скачками зверюге, понял, что в жизни надо что-то менять.

Парень забросил пьянку и бас-гитару, обучился нормальной профессии, заработал среди друзей прозвище «Ник Лесоруб» и стал себе лес австралийский рубить, жить-поживать, да добра наживать… И все бы ничего, но со временем Ник заметил, что он… не стареет.

— Как это так? – удивился Страшила.

— А ты не брешешь? – спросила Дороти.

— Да ничуть! – подтвердил Ник, слегка зацепив кузовом лесовоза движущийся по встречке кабриолет, который тут же улетел в кювет. – Вот смотрите!

С этими словами водитель достал из бардачка паспорт. Дороти и Страшила с удивлением уставились на документ, подтвердивший, что Нику и впрямь семьдесят один год. Но выглядел-то он на тридцать максимум.

— Невероятно! – воскликнул Страшила.

Даже Тотошка гавкнул от удивления.

— Может, все дело в том, что ты не пьешь? – высказала причину «вечной молодости» водителя Дороти.

— Нет! – замотал головой Дровосек. – Это все от укуса того кенгуру! Австралийские аборигены ему поклоняются и зовут его — «Несущий бессмертие». Или что-то в этом роде.

Не зная еще о своих аномальных способностях, Дровосек женился на австралийке, но та не выдержала, что он не стареет, а она, наоборот, толстеет. И в это же время в Австралии вырубили нафиг все деревья, и лесорубам там стало делать нечего – только пиво пить, да на бас-гитарах лабать. И вот Нику пришлось оставить жену и перебраться в Штаты, где он стал с прежним энтузиазмом рубить лес в Мексике и вывозить его на продажу в Великую страну.

— А разве в Мексике растет лес? – удивилась Дороти. – Я думала, что там одни лишь кактусы в зад вонзаются и текила вместо крови у местных жителей течет.

— Как только местных угостишь текилой, так они сразу тебе покажут, где в Мексике лес растет, — объяснил Дровосек. – А если не угостишь, то покажут, где раки зимуют…

И вот, значит, дела Ника пошли в гору. Он тут и грузовик себе купил и снова женился.

— На двух мескиканочках, — с гордостью заявил Дровосек.

— Что? – воскликнули хором Дороти и Страшила.

— Сразу на двух? – удивилась Дороти.

— Мексиканочках? – удивился Трамп.

— Ну а что тут такого? – развел руками Ник, что привело к тому, что его лесовоз снес дорожный знак, обозначающий пешеходный переход, а заодно и перебегающего дорогу облезлого скунса. – Две симпатичные бисексуалочки: Джессика и Альба.

— Это которые с мертвыми шпили-вили делают? – полюбопытствовала Дороти.

— Нет, мисс! – возразил Ник. – Это те, которые и с мужчинами и с женщинами могут… Да! И при этом с живыми!

— Но почему с мексиканочками? – не унимался Страшила. – Разве нет в нашей Великой стране достойных дев?

— Да вот как-то не довелось мне таких тут встретить, — посетовал Ник, резко выкручивая руль, чтобы развернуть свой груженый лесовоз на пешеходном переходе через сплошную линию разметки. – Из-за вас въезд на автостраду пропустил…

— Ну а как же ты утратил способность иметь? – спросила Дороти.

Ник продолжил свою историю…

Стали жить они, значит, втроем с мексиканочками. Ник работал днем, как лошадь, и пахал по ночам, как конь. При ходьбе звенел, за рулем зевал от недосыпания. Пока однажды не врезался на своем лесовозе в гору. Врачи сказали, что водитель просто уснул за рулем.

Саму аварию Дровосек не помнил. Помнил только, что слегка выпил перед тем как сесть за руль, и выпил гораздо больше, когда уже вел машину… Но вот когда после аварии очнулся, оказалось, что его прооперировали и все кости таза, бедра и копчик заменили титановыми протезами. Ник вскоре встал на ноги, научился ходить, но получил прозвище «Железный Лесоруб», ибо состоял частично, если не из железа, то из титана.

— Да ты прямо как терминатор! – Дороти захлопала в ладоши. – Айлбибекер!

— И нечему тут радоваться! – покачал головой Дровосек. – После аварии меня покинула мужская сила…

— И что в этом такого? – махнул рукой Трамп. – Вам же семьдесят один год!

— Ты не забывай, Страшила, что меня укусил кенгуру, который наградил бессмертием. А зачем мне бессмертие без потенции?

Друзьям стало жаль водителя.

— А как же твои мексиканочки? – поинтересовалась Дороти. – Бросили тебя?

— Никак нет! Они ж — би! Я с ними не могу, но они с утра до вечера друг с другом… До потери пульса… В доме от стонов спать невозможно… Бывает, я в туалете новости читаю, так из-за их криков даже сосредоточиться не могу. Хорошо, что они мне не изменяют…

Дороти вспомнила о разговоре с феей Вупи.

— Стало быть, Ник, твое заветное желание – вернуть способность иметь баб?

— Конечно, Дороти! – закивал Лесоруб.

— Тогда отвези нас со Страшилой к Обаме в Изумрудный город, и мы попросим Обаму, чтоб он вернул тебе потенцию! – Дороти обрадовалась, что нашла второго алчущего исполнения заветного желания.

— По рукам, Дороти! – Дровосек перестроился в крайний левый ряд автострады и добавил газку. – Сейчас ночь, кстати… Если хочешь, можешь залезть наверх и поспать…

Девушка последовала совету водителя. При этом Страшила обратил внимание на сумочку, висевшую на плече у Дороти:

— Мисс Дороти, а что это за сумочка у вас такая с литерами «ХК», если не ошибаюсь?

— Так это я у той ведьмы забрала, которая при землетрясении погибла… Как бишь там ее: Хуллари? Халлори?

— Прошу прощения, мисс Дороти, — перебил девушку Трамп. – Может, Хиллари?

— Точно, дедуля! – воскликнула девушка, растягиваясь на спальнике рядом с Тотошкой. – Да пустой сумка была… Если не считать билета на собрание каких-то свистунов в трансе и флэшки… Вот она!

Дороти вытащила из сумки флэшку и отдала Трампу. Страшила повертел флэшку в руках и тихо произнес:

— Знать бы, что на этом носителе? Быть может, этой информации вполне хватит, чтобы все были счастливы…

С этими словами Трамп положил флэшку во внутренний карман своего пиджака. Дороти и Тотошка уже храпели в обнимку на спальном месте, а Ник Лесоруб  то ли погрузился в свои мысли, то ли полностью сосредоточился на управлении лесовозом.

Страшила устроился поудобнее (насколько это возможно в кабине грузовика), сложил руки на груди, закрыл глаза и заснул.

Лесовоз Ника мчался по ночной автостраде в сторону Вашингтона, периодически нарушая правила дорожного движения. Дороти и Страшила крепко спали, понадеявшись на своего нового спутника.

Ник какое-то время точно также вел машину, но затем посмотрел в зеркало заднего вида на спящую Дороти, почесал гениталии, ухмыльнулся и без сигнала указателем поворота резко свернул с автострады на проселочную дорогу, по краям которой рос густой лес.

Проехав еще километров шесть, лесовоз остановился перед обветшалой хижиной. Дровосек выбрался из кабины, открыл дверь хижины и перенес туда крепко спящих Страшилу и Дороти. Ротвейлера он тронуть не решился. Затем, оглянувшись по сторонам, Ник сплюнул на крыльцо и захлопнул дверь изнутри.

Продолжение Главу 4 читайте по ссылке…