Одесская бойня 02 мая 2014 года

Я никогда не был в Одессе. Пока не был…

Я внимательно смотрел все он-лайн трансляции с Майдана, слушал рассказы бойцов «Беркута» о том, как на них набрасывались неонацисты в масках с цепями и дубинками, а получив от сотрудников правоохранительных органов пинка по продажной заднице, отбрасывали маску в одну сторону, арматуру – в другую, падали на землю и вопили прямо в камеру невесть откуда взявшемуся оператору, что они – беременные дети! Эти видеозаписи были старательно смонтированы, отредактированы и продемонстрированы на телеэкранах Украины и стран Европы. При помощи этих видеозаписей на Майдане собрали толпу сбитых с толку сердобольных киевлян, которым прямо со сцены внушали, что менять власть нужно не на выборах, как в Европе, а силой, как Ленин в 1917м году, причем на Ленина намекали, снося ему памятники, а на Европу – размахивая кружевными трусами над головами.

И я, конечно, смотрел через интернет разгром Куликова поля в Одессе 02 мая 2015 года. Когда толпа озверелых нацистов во всеоружии шла убивать тех, кого они считали сторонниками неправильных политических взглядов. Они загнали живых людей в Дом Профсоюзов и подожгли, как до того сожгли лагерь на Куликовом поле. Загнанных в Дом Профсоюзов одесситов расстреливали из огнестрельного и пневматического оружия, когда те выглядывали из окон или вылезали на крышу. Все это происходило при молчаливом одобрении представителей милиции и пожарных, которые даже не пытались тушить пожар. И все эти убийства сопровождались воплями ублюдков с красно-черными повязками на рукавах. Ублюдков, потому что для меня – это уже не люди. Человек никогда не сдвинется умом настолько, что загонит своих же сограждан в дом и подожжет его с четырех сторон. Так могут поступить только законченные ублюдки.

А потом я видел кадры, как эти ублюдки ходили по сгоревшим залам Дома Профсоюзов, снимая на камеру обгорелые трупы, копошась в карманах убитых, выискивая там бумажники, портмоне, снимая золотые украшения с окоченелых пальцев, размышляя на тему, как им поступить с найденной добычей. Человек, который снимал разгром Куликова поля в Одессе на камеру, стал депутатом Верховной Рады. Конечно, он в прямом эфире объявил, что лагерь противников киевской хунты в Одессе сожжен, и люди в студии в программе Савика Шустера в Киеве аплодировали стоя, даже не спросив, сколько человек погибло. А зачем? Ведь те, кто думает иначе, для хунтят – это «недочеловеки» (с) А. Яценюк.

Бойню 02 мая 2014 года в Одессе устроили нацисты со всей Украины, Парубий стянул туда все силы. Были там и «зверята» из Харькова. И на следующий день харьковчане ждали поезд из Одессы, чтобы встретить неонацистов и отомстить им за все их зверства. Но поезд остановили за километр до вокзала и всем преступникам дали спокойно уйти. Потом хунта дала им огнестрельное оружие, танки, БТР и отправила убивать жителей Донецка и Луганска. Как же мне хочется верить, что все те, кто принимал участие в одесском безумии нашли свою смерть в карьерах донетчины…

Но не все так просто. Главари по-прежнему сидят в Киеве, затевая новую бойню, потому что, ощутив вкус крови однажды, чудовище никогда не остановится. Они приказывали убивать людей на Майдане, они приказывали убивать людей в Харькове, в Одессе, в Мариуполе, в Славянске, в Донецке и в Луганске. И за всеми этими преступлениями я слышу слова Юлии Тимошенко о том, что всех несогласных «нужно расстреливать из атомного оружия». А ведь таких, как Тимошенко, полная Рада.

Весь следующий день – 03 мая 2014 года я следил за СМИ и ждал от западных лидеров какой-то реакции на неонацистскую бойню в Одессе. Хотя бы соболезнований, или что там делают лидеры развитых стран в случае катастроф в соседних государствах, когда сразу гибнет много человек? Я думал, что это событие станет знаковым, и теперь США и Европа не смогут не признать тот факт, что к власти на Украине пришли законченные нацисты, которые сжигают людей живьем. Но ничего не было… Западные СМИ просто проигнорировали это. Штайнмайер проблеял что-то нечленораздельное и все… Украинцам внушили, что это все: «норма, просто наказали москалей». Плевать, что потом было установлено – все погибшие в Одессе были одесситами. Порошенко до сих пор все валит на Россию, хотя лично приказывал спилить все деревья на улице Грушевского, чтобы не было ни одного доказательства, что бойню на Майдане организовал он вместе с Парубием, приказав своим киллерам стрелять, как в бойцов «Беркута», так и в спины «героям» из «Небесной сотни».

Для миллионов дончан и луганчан трагедия в Одессе стала знаковым событием. 11 мая 2014 года на Донбассе проходил референдум об отсоединении региона от Украины. И если до 02 мая 2014 года в Донецке и Луганске мнения «за» и «против» отсоединения делились примерно поровну, то после одесской бойни мнение за выход из состава Украины стало основным. А кто бы захотел, чтобы нацисты приехали в ваш город, загнали мужчин, женщин и детей в большой дом и подожгли его? Никто! После Одессы 2014 года жители востока Украины поняли, что никогда и ни за что не останутся в составе того государства, которое не то что, не способно защитить их жизни от нацистского произвола, но еще и поощряет действия всяких «правосеков», раздавая им без разбора оружие и военную технику.